3,5 миллиона!
На заводе "Моссар" в Марксе пятый год подряд выпускают более половины ВСЕХ электросчётчиков, производимых в России

Завод, в котором рождается свет
Знаете ли вы, что ООО НПФ "Моссар" - это один из крупнейших в России заводов по производству светодиодного осветительного оборудования?

Светодиоды вместо ртути
Представители белорусского завода заинтересовались идеей использовать для освещения своих новых цехов светодиодные светильники, выпускаемые в Марксе

И всё-таки за ним пришли(4)
«Деловой Маркс» так много рассказывал про коррупцию в райадминистрации, что мне в итоге пришлось закрыть газету. Но и Олега Тополя закрыли

Колонка редактора



Вслушаться в слова(1)

 Желание главы района публично дать клятву работать честно и добросовестно вселяет уверенность, что он собирается эти обещания исполнять


Реклама



Последние комментарии
08.11.2023
Владимир Дмитриевич Батяев
Владимир Дмитриевич, к огромному сожалению, в

17.09.2022
Ринг на всю жизнь
Я тоже у Гусева тренировался.

29.03.2022
Людмила Савицкая
Людмила Владимировна Савицкая приняла оригина

05.10.2021
Валерий Георгиевич Шевчук
Кто Вы и зачем Вам Шевчук? Напишите мне в лич

30.09.2021
Ксения Чернова
у неё духа больше чем у многих мужиков.

Главная » Статьи » 2011 год » Воложка № 9-10

Заросли травы чернобыл

На поездку в Чернобыль в июне 1986 года Михаила Пинчука благословила мама. «Сынок, - сказала она, узнав о повестке из военкомата, - я знаю, куда тебя забирают. Что ж, поезжай…». И сын, как законопослушный гражданин Советского Союза, даже и не подумал отказываться. Было ему тогда уже 36 лет.

«Из Маркса нас сразу повезли в Энгельс. Вместе с нами ехал человек из особого отдела. Уже в энгельском военкомате он провёл беседу и заверил, что ни в какой Чернобыль нас не отправят. А скорее всего – в город Обнинск. Так и случилось. Только оттуда мы попали в Киев, а затем уж и в Чернобыль.

В Марксе я работал бетонщиком. Этой же работой занимался и на атомной станции. С той лишь разницей, что бетонные насосы были там импортные, шведские. Мы заливали основание для саркофага, а между его стенами и платформой бросали свинцовые листы.

На разрушенном реакторе я пробыл две недели. Свой фронт работы наша бригада, состоящая из тридцати человек, выполнила быстро. Тем не менее, Чернобыль я покинул лишь в сентябре…

Мне вспоминается, что особого нервного напряжения мы не испытывали. В свободное время даже ходили в кинотеатр, где в основном показывали комедии. Правда, один раз нам привезли какой-то индийский фильм, который мы дружно освистали. Выступали у нас и артисты из Киевской филармонии. Однажды с концертом приехала Алла Пугачёва. Но, к сожалению, в это время моя бригада трудилась на смене. Так и не удалось увидеть знаменитую певицу.

Все эти увеселительные мероприятия на какое-то время заслоняли ту гнетущую тишину, которая так удивила и оглушила нас поначалу. Особенно тягостное впечатление осталось после того, как мы стали свидетелями выселения местных жителей. Старики при этом выли, а у нас мороз пробегал по коже!

Ещё помню, как буйно всё цвело и благоухало кругом. А та самая трава чернобыл, в честь которой и был назван городок (размером, кстати, не больше нашего Маркса), под воздействием радиации так бурно начала расти, что даже поднимала собой тротуары.

Однажды меня вызвали в особый отдел. Причина была проста: я потерял специальный прибор – карандаш для измерения полученной дозы радиации. Каждый день, возвращаясь со смены, мы должны были его сдавать. Но были и такие хитрецы, которые, чтобы поскорее уехать домой, прятали карандаши, шли с ними и на следующий день, радиация накапливалась, и прибор показывал цифры, превышающие норму. Вот и меня в этом заподозрили. Хотя я, действительно, его потерял. Видимо, во время работы он выпал из нагрудного кармана. После этого случая меня, что называется, «заклевали».

В сентябре я уехал домой. Не прошло и двух лет после этого, как я попал в больницу. Резко поднялось давление. А я ведь – деревенский, никогда ничем не болел, рос на свежем воздухе. И вдруг – такое… Врачи честно признавались, что не знают, чем нас, ликвидаторов, лечить. А уж потом отправили меня в специальный институт, где занимались изучением последствий радиационного заражения. Мне поставили вторую группу инвалидности. А давление с тех пор так и скачет…

Не могу сказать, что государство ничем не ответило мне после возвращения из Чернобыля. На мою сберкнижку перечислили 1600 рублей. Хотя я знаю, что те, кто нанимался на ликвидацию по собственному желанию, получили денег во много раз больше. Да только здоровье ни за какие деньги не купишь и не восстановишь…».

Категория: Воложка № 9-10 | Добавил: Фарит (29.01.2011) | Автор: Юлия АНТОНОВА
Просмотров: 1309 | Теги: Чернобыль | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Регистрация
Реклама



Доска объявлений
Наш опрос

Оставить свой комментарий
Статистика
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Copyright В.Гуреев © 2010-2024Создать бесплатный сайт с uCoz
Наверх