3,5 миллиона!
На заводе "Моссар" в Марксе пятый год подряд выпускают более половины ВСЕХ электросчётчиков, производимых в России

Завод, в котором рождается свет
Знаете ли вы, что ООО НПФ "Моссар" - это один из крупнейших в России заводов по производству светодиодного осветительного оборудования?

Светодиоды вместо ртути
Представители белорусского завода заинтересовались идеей использовать для освещения своих новых цехов светодиодные светильники, выпускаемые в Марксе

И всё-таки за ним пришли(4)
«Деловой Маркс» так много рассказывал про коррупцию в райадминистрации, что мне в итоге пришлось закрыть газету. Но и Олега Тополя закрыли

Колонка редактора



Вслушаться в слова(1)

 Желание главы района публично дать клятву работать честно и добросовестно вселяет уверенность, что он собирается эти обещания исполнять


Реклама



Последние комментарии
08.11.2023
Владимир Дмитриевич Батяев
Владимир Дмитриевич, к огромному сожалению, в

17.09.2022
Ринг на всю жизнь
Я тоже у Гусева тренировался.

29.03.2022
Людмила Савицкая
Людмила Владимировна Савицкая приняла оригина

05.10.2021
Валерий Георгиевич Шевчук
Кто Вы и зачем Вам Шевчук? Напишите мне в лич

30.09.2021
Ксения Чернова
у неё духа больше чем у многих мужиков.

Главная » Статьи » 2010 год » Воложка № 146-147

Восемьдесят пять чернобыльских дней

Шесть судеб Чернобыля

Впервые об атомной бомбе Рафхат Валеев узнал в детстве. И не понаслышке. Недалеко от деревеньки в Оренбургской области, где он жил вместе с родителями, в 1954 году проходили атомные испытания. Когда бомбу взорвали, то задрожали все дома в деревне, люди в панике побежали по улицам, не зная: что это? Неужели снова началась война? Детские воспоминания об этом событии навсегда запечатлелись в памяти Валеева и его земляков.

Новая встреча с атомом, точнее с последствиями взрыва атомной электростанции, у Рафхата Сабитовича произошла осенью 1987 года.

Как и тысячи других ликвидаторов, призванных через военкомат, он попал сначала в Актюбинск, где прошёл инструктаж, а уж затем в Чернобыль.

«Нам выдали две пары сапог и поселили в спортзале школы. Чуть позже перевели в палаточный городок, — вспоминает Рафхат Сабитович. — Работал я и дозиметристом, и оператором моечных машин. Смешно сказать: радиацию смывали с дорог, зданий и техники, работавшей в заражённой зоне, при помощи стирального порошка!»

После взрыва прошло уже больше года, но тревога, окутавшая эти места, не исчезла. Этот эффект усиливался видами пустых сёл с брошенными домами и вещами. Иногда, проезжая по земле Чернобыля, ликвидаторам попадались такие деревни, где одна сторона улицы пустовала, а на другой — жили люди. Даже держали скотину, будто не боялись или не знали о последствиях аварии. По словам Рафхата Валеева, такое отношение к жизни поражало: 

— Как-то мы встретили деда с бабкой, которые пасли стадо гусей, и спросили их: «Почему вы не уехали отсюда?». «Куда? — пожали те плечами. — Да и чего нам бояться на старости лет? Что с нами случится?».

Им-то, наверное, уже было всё равно, а вот я после восьмидесяти пяти дней пребывания в Чернобыле вернулся домой инвалидом второй группы. Уже позже врачи поставили мне диагноз — онкология. Это и есть последствия той поездки… Сейчас я почти каждый месяц  лежу в саратовской больнице на обследовании, а на лечение уходит до 15 тысяч рублей. В последнее время возникли проблемы с дыхательной системой. Но я не жалею о том, что в моей судьбе были эти два с половиной чернобыльских месяца. Они многому меня научили».

Категория: Воложка № 146-147 | Добавил: Вячеслав (21.12.2010) | Автор: Юлия АНТОНОВА
Просмотров: 1376 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Регистрация
Реклама



Доска объявлений
Наш опрос

Оставить свой комментарий
Статистика
Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Copyright В.Гуреев © 2010-2024Создать бесплатный сайт с uCoz
Наверх