3,5 миллиона!
На заводе "Моссар" в Марксе пятый год подряд выпускают более половины ВСЕХ электросчётчиков, производимых в России

Завод, в котором рождается свет
Знаете ли вы, что ООО НПФ "Моссар" - это один из крупнейших в России заводов по производству светодиодного осветительного оборудования?

Светодиоды вместо ртути
Представители белорусского завода заинтересовались идеей использовать для освещения своих новых цехов светодиодные светильники, выпускаемые в Марксе

И всё-таки за ним пришли(4)
«Деловой Маркс» так много рассказывал про коррупцию в райадминистрации, что мне в итоге пришлось закрыть газету. Но и Олега Тополя закрыли

Колонка редактора



Вслушаться в слова(1)

 Желание главы района публично дать клятву работать честно и добросовестно вселяет уверенность, что он собирается эти обещания исполнять


Реклама



Последние комментарии
08.11.2023
Владимир Дмитриевич Батяев
Владимир Дмитриевич, к огромному сожалению, в

17.09.2022
Ринг на всю жизнь
Я тоже у Гусева тренировался.

29.03.2022
Людмила Савицкая
Людмила Владимировна Савицкая приняла оригина

05.10.2021
Валерий Георгиевич Шевчук
Кто Вы и зачем Вам Шевчук? Напишите мне в лич

30.09.2021
Ксения Чернова
у неё духа больше чем у многих мужиков.

Главная » Статьи » 2010 год » Воложка № 143

Тишина над Припятью

Шесть судеб Чернобыля

«Справа — разрушенная атомная электростанция, слева — сгоревший сосновый лес, — так описывает свои первые впечатления от Чернобыля Борис Фёдорович Билько. — Едешь-едешь и видишь лишь пустые сёла… Жуткая картина. И тишина… Кроме ворон, никаких птиц не было. Даже воробьи исчезли. Видимо, вороны оказались более приспособленными к проживанию в радиоактивной местности».

Когда Бориса Билько призвали в Чернобыль, ему было 38 лет. После обучения на Тоцком полигоне он оказался на месте трагедии. Это был сентябрь 1986 года.

«Нас сразу отправили на станцию, чтобы бетонировать подходы к ней. Работали в основном ночью, поскольку, как нам объяснили, днём можно «поймать» больше рентген. Меня посадили за баранку КРАЗа, на нём я вывозил радиоактивный грунт, мусор. То же самое везли из Припяти в могильники. Помню, что никак не мог отделаться от ощущения, будто этот населённый пункт пережил бомбёжку.

Несмотря на то, что дело было в сентябре, когда на улице ещё стоит тёплая погода, почему-то очень быстро стало холодать. Вскоре начались первые заморозки, а мы жили в палаточном городке. Людей, приехавших на ликвидацию последствий аварии, было в это время немного. Конечно, мы мёрзли, но никто не жаловался на условия.

Было ли страшно? Поначалу, конечно, мы сами себя пытались страховать, а потом — ощущение страха притупилось. Не раз я даже ночевал в своём КРАЗе, даже не задумываясь, что он тоже заражён, как и всё, что хотя бы раз побывало в радиоактивной зоне. Официально, за время поездки в Чернобыль я получил 25 рентген. Хотя на самом деле — куда больше. Это стало понятно сразу же после возвращения домой. Начались частые головокружения, а когда сдал анализы, то узнал, что у меня очень плохая кровь.

Даже сейчас, спустя четверть века после тех событий, зная обо всех последствиях, я твёрдо уверен, что, не дай Бог, случись такое в наше время, я поехал бы туда без обсуждений. Потому что так надо… Кто-то ведь должен рисковать собой ради жизни других».

Категория: Воложка № 143 | Добавил: Вячеслав (14.12.2010) | Автор: Юлия АНТОНОВА
Просмотров: 2142 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Регистрация
Реклама



Доска объявлений
Наш опрос

Оставить свой комментарий
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright В.Гуреев © 2010-2024Создать бесплатный сайт с uCoz
Наверх